Главная » Былое и думы » Чайки над волгой, или расставим точки над «ё»

Чайки над волгой, или расставим точки над «ё»

min

Продолжение. Начало – в №8 – 10, 2011

Не секрет, что во многом история отечественного автопрома – это история несбывшегося, хроника созданного, но невостребованного. При этом иногда прототип автомобиля все-таки доходил до конвейера, но полученное на стадии разработки имя по дороге терял. На надгробии братской могилы с похеренными проектами имен больше, чем упокоенных под плитой разработок.

Самый яркий пример – история ГАЗ-69, ввиду отсутствия имени собственного вынужденного всю жизнь довольствоваться народными прозвищами «газик» или «козлик». А ведь в ходе создания и испытаний его планировали назвать «Труженик», о чем свидетельствовала выштамповка на боковине капота. Не утвердили. И правильно сделали, поскольку, во-первых, столь патетическое имя вряд ли прижилось бы в народе, а, во-вторых… Видимо, кто-то вовремя сообразил, что словосочетание «ездить на труженике» звучит вразрез с социалистической идеологией.
Известная всем «Волга» ГАЗ-21 в период разработки проекта имела второе, альтернативное название – «Звезда».
А сколько имен кануло в лету вместе со своими «носителями»!..
В середине 50-х легковое КБ ЗиЛа получило задание разработать новый правительственный лимузин. Первый ходовой макет в 1956 году выполнил заводской художник-конструктор Валентин Ростков. Своему прототипу Ростков впервые в истории ЗиЛа рискнул дать имя – «Москва». Впоследствии этот вариант дизайна забраковали, а вместе с ним исчезло и название. Ни до, ни после «членовозы», обслуживавшие первых лиц нашего государства, каких-либо «художественных» имен не имели.
В том же 1956-м появились еще два автомобиля, впоследствии не пошедших в серию. На ГАЗе прошли испытания микроджипа М-73, созданного в ответ на призыв Хрущева покорять целину. Двухместный полноприводный пикапчик должен был стать рабочей лошадкой целинных механизаторов. Экспериментальные образцы, несмотря на эфемерные перспективы выпускаться серийно, успели получить имя собственное – «Украинец». Пусть не совсем адекватно, с точки зрения географии, зато главному заказчику приятно.
А в НАМИ конструктор и художник Юрий Долматовский совместно с инженерами Ирбитского мотозавода создал микролитражный заднемоторный вэн, который весьма метко и остроумно назвали «Белкой» – дань вкладу в проект конструкторов из Ирбита, некогда славившегося своей пушниной.
Разумеется, Научный автомоторный институт, в стенах которого было построено множество заведомо «неприкладных» концептов, является рекордсменом по числу «озвученных», но не использованных названий. С 80-х гг. прошлого века всевозможных «поименованных» автомобилей в НАМИ наплодили столько, что перечислять их попросту скучно. Остановлюсь лишь на ранних разработках, оставивших в истории автопрома заметный след.
В 1958 году конструкторы автомоторного института откликнулись на целинный тренд и на базе заказанного военными транспортера переднего края построили переднеприводный автомобиль повышенной проходимости НАМИ-049, который назвали «Огонек». Смею предположить, что в этом случае имела место не уменьшительно-ласкательная лирика, а спекуляция именем безумно популярного в те годы журнала. Чуть позже на этой же платформе создали целое семейство бескапотных микроавтомобилей (минивэн, грузовичок, фургон) НАМИ-049А, получивших общее имя «Целина».
«Огонек» много лет спустя трансформировался в гражданскую версию луцкого полноприводника «Волынь», а однообъемники из стадии прототипов так и не вышли.

* * *
В 1953 году Серпуховский мотозавод начал выпуск первой в истории страны инвалидной мотоколяски СМЗ С-1Л. Эта конструкция получилась настолько неудачной, что разработку перспективного микроавтомобиля для инвалидов поручили сразу нескольким КБ, в т. ч. и НАМИ. Дальнейшие события вызывают чувство неловкости. Сам Серпуховский завод, а также ГАЗ и НАМИ выдали на-гора множество интереснейших прототипов, однако государство так и не изыскало возможности поддержать проект материально. В результате одно поколение неудобных и ненадежных мотоколясок сменялось другим, а постройка концептуальных вариантов микроавтомобиля со временем превратилось в НАМИ в неприкладную азартную забаву.
Апофеозом этого технического творчества стал концепт-кар НАМИ-086 «Спутник», созданный в 1962 году. Яркая и прогрессивная микролитражка с пластиковым кузовом в условиях производственных реалий СМЗ воспринималась как издевка над серпуховским уровнем технологий, инвалидами и отечественным автопромом в целом. Этот эпизод, пожалуй, можно было бы и не упоминать, если бы не имя этой машинки. Как видим, создатели ВАЗ-2108 не первыми попытались эксплуатировать слово «Спутник».
А сколько имен кануло в лету вместе со своими «носителями»!..
Уже упоминавшаяся «Таврия» своим появлением обязана прототипу ВАЗ-3Э1101, построенному тольяттинскими конструкторами в рамках «лабораторного» проекта по созданию переднеприводной микролитражки. Этот ВАЗ успел не только получить имя «Ладога», но и пройти заводские испытания, однако до серии так и не добрался.
Во второй половине 80-х, то есть на волне перестроечных свобод и связанных с ними надежд, конструкторы АЗЛК создали три концепт-кара – минивэн, купе и седан, нареченных, соответственно, «Арбат», «Истра» и «Яуза». Все три дожили до наших дней – в виде музейных экспонатов, не имевших и надежды стать серийными.
Но и серийным моделям порой было не легче. Весьма показательна история с названием первой и последней модели нового семейства легковых «ижей» – ИЖ-2126. Задание на разработку этого автомобиля Ижевский автозавод получил в середине 70-х. Изголодавшиеся по настоящей творческой работе конструкторы с задачей справились быстро – уже в 1977-78 годах были построены ходовые прототипы, почти готовые к освоению на конвейере. Тогда проект еще не получил официального названия, и на некоторых опытных образцах дизайнеры в порядке личной инициативы приписывали слово «катран» (это такая небольшая и не опасная для человека акула, обитающая в Черном море).
В конце 70-х перспективный хэтчбек получил официально утвержденное имя – «Орбита». А потом началась административно-финансовая тягомотина с освоением серийного производства новой машины, завершившаяся лишь в конце 90-х. Автомобиль «пролежал на полке» около 20 лет! Но и на этом мытарства «Орбиты» не закончились. На рубеже веков завод переживал кризис, производство «Орбиты» было прекращено. А когда в начале 2000-х завод сменил собственника и новые хозяева наконец изыскали возможность наладить серийный выпуск безнадежно передержанного первенца нового семейства, выяснилось, что товарный знак «Orbit» еще в 1986 году был зарегистрирован фирмой ItalDesign в качестве имени для одного из своих концепт-каров. Пришлось подыскивать для ИЖ-2126 новое название. В итоге остановились на «Оде» Правда, некогда бывшая передовой разработка простояла на конвейере всего несколько лет, растеряв актуальность за годы ожидания серии.

Окончание – в следующем номере.

Константин Андреев Комментариев нет. Былое и думы
  • Рекомендуем прочесть похожие записи
  • IMG_7908_filtered_cr

    ТУПИКОВАЯ ВЕТВЬ ЭВОЛЮЦИИ

    ТУПИКОВАЯ ВЕТВЬ ЭВОЛЮЦИИ Необходимость прибывать к месту ЧП как можно быстрее заложена в названии лишь одной из трех основных служб – «Скорой медицинской помощи», но ...
  • min

    Чайки над волгой, или расставим точки над «ё»

    Свято место, как известно, пусто не бывает. Всякий материальный объект (будь то предмет или живое существо) нуждается в словесном выражении, и если официальное «выражение» не ...
  • volga

    Чайки над волгой, или расставим точки над «ё»

    Трижды в истории отечественного автомобилестроения на лучшее название для готовящегося к производству нового автомобиля объявляли всенародный конкурс. Впервые это произошло, когда на только что выстроенном ...
  • Наш автопром: генетическая экспертиза

    В последнее время мы все чаще слышим прогнозы о скорой кончине российского автопрома. Оговоримся – речь идет, конечно же, об исконно отечественных марках. За первое ...

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.