Главная » Выставка » Сад земных наслаждений

Сад земных наслаждений

мин

В конце марта в московском международном выставочном центре «Крокус Экспо» прошла XVII Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина. Выставка технического антиквариата – это бал старинных автомобилей, на котором им дозволено вновь стать живыми и прекрасными, пофлиртовать с публикой и просто вспомнить молодость. Не случайно девиз нынешней весенней галереи лиричен и игрив одновременно: «Соблазны минувшего века».

Непосвященному человеку трудно представить, что мероприятие, проходящее раз в полугодие, каждый раз оказывается потрясающим, богатым на сюрпризы праздником; фестивалем, на котором «своими» чувствуют себя не только любители автомотостарины, но и все те, для кого история – это не сухие даты и факты, а последовательность смены представлений о красоте людей и предметов.
Безусловно, экспозиционным стержнем выставки являются старинные автомобили. Но их смысловую доминанту можно оспорить – все зависит от точки зрения.
Некоторые снобы от «автомобильного искусствоведения» возмущаются: мол, слишком много на «Олдтаймере» «балалаек и икры»; дескать, столь яркие и дорогие бриллианты, как старинные машины, не нуждаются не только в этой пошлой оправе, но и вообще в какой бы то ни было. Понять брюзжание ценителей чистой автокрасоты можно, но дело в том, что «Олдтаймер-галерея» не позиционирует себя как строгих правил автосалон. Позволим себе цитату с официального сайта «Олдтаймера»: «Олдтаймер-Галерея – уникальное шоу, на котором можно вживую увидеть все то, что составляет подлинный и неповторимый дух ушедших времен. Здесь собраны сотни технических диковин, давно позабытых курьезных изобретений и восхитительных дизайнерских решений прошлого – поистине «золотой фонд» технической культуры XIX-XX веков, живая история минувших эпох».
Вот так. Об автомобилях вообще ни слова.

Прохаживаясь по «улочкам» выставки, посетитель словно попадает в декорации к фантастическому фильму о прошлом. Представьте, что некий режиссер задумал воссоздать атмосферу минувшего, но при этом не озаботился остановиться на какой-то конкретной исторической эпохе, а причудливо перемешал атрибуты, присущие разным десятилетиям двух последних столетий. Вот мы проходим лавочку, торгующую подлинными штуковинами, крайне необходимыми пионерам воздухоплавания, и тут же оказываемся у киоска с атрибутикой эпохи застоя. Свернув за угол, обнаруживаем себя в гостях у старьевщика предвоенной поры, соседство с которым ничуть не смущает хозяина сверкающего развала старинного хрусталя.
А теперь вообразите, что этот режиссер решил усилить впечатление эклектичности созданной им атмосферы «старины вообще» некими крупными и эффектными элементами. И на улицах этого фантасмагорического города застывают автомобили – под стать затее автора: старинные, но все из разных эпох и разных стран. Явно фронтовой закваски «полуторка» мирно соседствует с «мессершмиттами» (правда, не самолетами, а послевоенными кабинероллерами – причудливой смесью микроавтомобиля и мотоцикла); неподалеку с присущей ей туповатой скромностью взирает на мир «копейка» первых лет выпуска, а чуть дальше, не замечая призывно распахнувшего двери роскошного Mercedes-Benz, устремлена всем своим существом в прекрасное далеко 21-я «Волга»…
Словом, если быть объективным, то вовсе не «балалайки с икрой» являются приправой к автомобилям, а автомобили можно считать декорациями к спектаклю про Город балалаечников.
Но я, конечно, лукавлю. Большая часть публики идет на «Олдтаймер», чтобы полюбоваться именно на старые автомобили.

ВСЯ КОРОЛЕВСКАЯ КОННИЦА
«Хозяин» «Олдтаймер-галереи» Илья Сорокин и сам прекрасно понимает, что автомобили на этой выставке отнюдь не являются безмолвными статистами, поэтому для каждой новой экспозиции ищет «изюминку». Ею может быть машина, ни разу до этого не явленная широкой публике, или некая частная коллекция, или тематическая подборка автораритетов.
Этой весной «гвоздь» уродился столь увесистым и впечатляющим, что виртуально вознесся над основной экспозицией этаким Александрийским столпом. Речь идет о тематической выставке, посвященной 90-летию кремлевского Гаража особого назначения, или просто ГОНа. В связи с этим юбилеем «Олдтаймер» накрыл «праздничный стол», выставив в качестве «лакомств» около восьмидесяти (!) машин, в разные годы состоявших на государственной службе в ГОНе. К восторгу ценителей чистых форматов, эта экспозиция занимала отдельную, отгороженную от вышеописанного «балагана» территорию (за порядком на которой присматривали вежливые сотрудники ФСО), поэтому гармонию стройных рядов правительственных лимузинов не нарушали никакие «печки-лавочки». Все строго, чинно, прозрачно и торжественно – как в планетарии.
Астрономия кремлевских звезд предстала перед посетителями во всей своей драматической причудливости. Каждый экспонат – веха в истории нашей страны. От известного многим из школьного курса патриотического воспитания ленинского «Роллс-Ройса» до обслуживающих нынешний верхнеполитический тандем «мерседесов», своей нескончаемостью и глянцевой чернотой вызывающих ассоциации с нефтью. А между ними – история СССР, выразительно проиллюстрированная автомобилями. И вновь налицо некий дуализм первичности: интересно было как тем, для кого главное – автомобили вне всякого контекста, так и тем, для кого каждая машина – лишь отправная точка для размышлений о людях, которых эти машины возили. Например, почему Сталин любил именно «паккарды», и как его параноидальная забота о собственной безопасности увязывалась с кабриолетами этой марки (хоть кирпичом в голову кидай!); или почему боготворящий американский автопром Хрущев не прописал в ГОНе ни одной иномарки… А ещё модельный ряд экспонатов ясно дает понять, что «автомобильная жизнь» первых лиц государства и жизнь Гаража особого назначения – это вовсе не одно и то же: что «членовозы», которые перевозили вождей, генсеков и президентов – лишь видимая верхушка блестящего черного айсберга.
Особые чувства вызвала инсталляция, изображающая выезд современного президентского кортежа – замечательная тем, что все транспортные средства в этом застывшем представлении (автомобили и мотоциклы безопасности плюс сам президентский лимузин) были полностью аутентичными. Любой желающий мог не только рассмотреть вблизи главные автомобили страны, но и испытать ощущения, в реальной жизни недостижимые: взглянуть на президентский кортеж «лоб в лоб», как бы стоя на разделительной полосе Кутузовского проспекта.

КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ
А теперь немного импрессионизма, личных впечатлений.
Если театр начинается с вешалки, то для журналиста любое мероприятие начинается с аккредитации.
Симпатичная барышня за стойкой ресепшн проверяла наличие предварительных заявок, а затем выдавала представителям пишущей братии «свидетельство об аккредитации». Процедура состояла в наклеивании на руку журналиста одноразового бумажного браслета, дающего право на вход. При этом «обраслечивание» предстояло проходить каждый день заново. Ничего обременительного, никакой очереди, симпатичная такая оранжевая бумажка…
Уже на территории «Олдтаймера» я увидел, что некоторые носят на ленте замечательный пластиковый именной бейдж с символикой мероприятия. Выяснилось, что такие знаки отличия положены участникам выставки. Никаких привилегий эти бейджи не давали. Абсолютно никаких! Но мне очень захотелось заполучить такой – просто как сувенир на память. И я вновь отправился к милой барышне на ресепшн. Барышня очень вежливо объяснила, что раз я не являюсь участником, то мне такой не положен. На это я на возразил в том смысле, что не следует букву закона ставить выше духа закона: ей небольшая услуга ничего стоить не будет, а я испытаю большую радость. И попросил назвать хотя бы одну уважительную причину, которая воспрепятствовала бы дать мне этот злополучный фетиш.
Думаю, девушка сходу могла бы назвать десяток таких причин, но она засмеялась и выписала мне бейдж.

* * *
И – пример противоположного отношения к прессе. Беседую с коллегой, представляющим на выставке журнал «Грузовик Пресс». Именно представляющим, то есть журнал участвует в экспозиции. К нему подходит молодая женщина со стопкой… у меня аж глаза загорелись: шикарно изданных толстенных каталогов «Олдтаймера», протягивает один коллеге.
– А мне такой можно? – интересуюсь.
– Нет, – отвечает девушка. – Каталоги только для участников выставки.
Отвечает так, что становится ясно: никакие уговоры здесь не помогут.
Через некоторое время, выяснив, что это была сама PR-директор «Олдтаймера» Ирина Складанова, я все же решился еще раз попытать счастья и направился к стойке, из-за которой суровая повелительница пиара оглядывала владенья свои.
Подошел. Представился. Попытался объяснить, что я здесь «как бы» не чужой, что пишу тексты для «Автолегенд СССР», что мой рассказ об этой выставке напечатают в тюменском автомобильном журнале и в орловском неавтомобильном журнале, и т.д., и т. п. Девушка слушала. Девушка задавала вопросы. Девушка проявила искренний интерес к моей работе, к возможности выхода на различные журналы и, в конце концов, попросила меня дать адрес моей электронной почты. Конечно же, я дал. Взаимный интерес (деловой!) был установлен, точки расставлены. Перед тем как раскланяться, я, уверенный в том, что уж теперь-то в вожделенном каталоге Ирина мне не откажет, я попросил журнал ещё раз.
– Нет, – отвечает девушка. – Только для участников выставки!
Профи!
Самое смешное, что каталог этот я в конце концов заполучил – упомянутый выше коллега мне его подарил. И каково же было мое удивление, когда я в этом толстенном журнале не обнаружил ничего, кроме рекламы!

* * *
Демократична ли выставка? Не заслуживает ли она того, чтобы заклеймить ее как «пир во время чумы»?
Полноте!
Во-первых, где вы видите «чуму»? Хочется верить, что она (то бишь, кризис) все-таки кончилась.
Во-вторых, не ест тот, кто не работает, так что доступ на пир открывался всем, кто в состоянии был потратить на входной билет 500 рублей. По московским меркам – совсем немного.
А в-третьих, одно из достоинств «Олдтаймера» заключается в том, что он позволяет мирно уживаться на своей территории и «хижинам», и «дворцам». Вот два солидных бизнесмена обговаривают какую-то о-о-очень серьезную сделку; а вот вполне бюджетного вида папа ведет за руку ошалевшего от обилия впечатлений сынишку в потрепанной куртке. Вот стенд с запчастями для отечественных ретро-автомобилей, каждая из которых выглядит так, будто только что с заводского конвейера, а цена вполне сопоставима с ценами на подержанные иномарки, а вот – развал с аналогичными изделиями, сваленными в кучу. Половина из них не вполне исправны, но – немного возни в гараже, и все заработает. Вот небольшой бар, самая дешевая бутылка пива в котором стоит 150 рублей. Ну, так не покупай пиво в баре на выставке! Если очень хочется, можно выйти из «Крокуса» и в пяти минутах ходьбы купить возле метро за пятьдесят рэ…
А уж о зрелищах говорить и вовсе смешно. И выступление группы «Короли Твиста», и просто стройные ножки девушек, украшавших собой некоторые автомобили, были одинаково доступны для восприятия всем категориям граждан.

* * *
Эти декоративные девушки – отдельная песня. Не знаю, как на автомобильных выставках, а у художников фигурки людей или животных, которые вносятся в пейзаж для его оживления, называются «стаффаж». Если учесть, что «прикрепленные» к некоторым машинам девицы в откровенных или стилизованных нарядах не несут никакой смысловой нагрузки и просто оживляют композицию, то их смело можно назвать «стаффажем».
Наблюдать за этими барышнями довольно любопытно. Во время стихийного наплыва посетителей к той машине, которую девица призвана оживлять, она честно отрабатывает свой хлеб: томно облокачивается на капот или ставит на крыло соблазнительную нижнюю конечность, или просто интересничает, принимая грациозные, по ее мнению, позы. Апофеозом стаффажного труда становятся фотосессии, время от времени устраиваемые профессиональными фотографами. Но когда нет ни съемок, ни наплыва посетителей, барышни скучают. И в этот момент из «моделек» превращаются в обыкновенных усталых девчонок. Сядет барышня на капот (который стоит полмиллиона рублей), сидит, глазами хлопает, позевывает, ворон считает. Вот это я понимаю – стаффаж!

* * *
Людей с фотоаппаратами можно разделить на две основные категории: одни приходят фотографировать автомобили, другие приходят фотографироваться рядом с автомобилями. В последнем я не вижу ничего дурного. Людям свойственны попытки опосредовать свое бытие в ясных и однозначных свидетельствах, материализовать ощущение «я есть».
Почему-то особенно яркими доказательствами бытия считаются снимки на фоне «слона». В роли «слона» может выступать Эйфелева башня или памятник Петру I, или некая знаменитость, позволившая рядом с ней сфотографироваться.
На «Олдтаймер-галерее» «слонов» полным-полно. Вот, предварительно отогнав стаффажных девочек, аккуратно пристраиваются к алому спайдеру Ferrari слободского вида паренек со своей незатейливой подругой. Ребята делают торжественно-серьезные лица и замирают в ожидании момента, когда из фотоаппарата вылетит… вспышка.
Я вовсе не смеюсь над этими людьми. Я и сам у пары машин сфотографировался.

Фото автора и Александра Перевозчикова.

Нужна машина напрокат?

Константин Андреев Комментариев нет. Выставка
  • Рекомендуем прочесть похожие записи
  • мин

    Скарабей, «китаец» и премьер

    Три последних года выставка «Автомир» проходит без громких премьер, однако число посетителей от этого не уменьшается. На что ходят смотреть тюменцы? За ответом корреспондент Autotop ...
  • MIN P1030935_resize

    Музей BMW: 90 лет славы

    Гостеприимная Бавария располагает к расслабленному отдыху за кружечкой пенного напитка, однако быть в Мюнхене и не зайти в Музей BMW – просто преступление. В гостях ...
  • Тройной презент

    В НАЧАЛЕ ИЮНЯ В ТЮМЕНСКОМ ВЫСТАВОЧНОМ ЗАЛЕ СОСТОЯЛАСЬ ВЫСТАВКА, ПОСВЯЩЕННАЯ АВТОМОБИЛЬНОМУ РЫНКУ. СРЕДИ УЧАСТНИКОВ ВЫСТАВКИ БЫЛО И ОДНО ИЗ КРУПНЕЙШИХ ПРЕДПРИЯТИЙ РОЗНИЧНОГО РЫНКА НЕФТЕПРОДУКТОВ – ...

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.